English Version

Журнал "Живой взгляд". Звезды о животных. Дмитрий Куклачев

Театр Кошек Юрия Куклачева, созданный в 1990 году, разместился в помещении бывшего кинотеатра «Призыв» на Кутузовском проспекте. 

Мир, лишенный войны и раздора, здесь прекрасно сосуществуют кошки с собаками, взрослый становится ребенком и ощущает радость и покой. Дети, посетившие представление, непременно захотят прийти еще раз, чтобы снова окунуться в сказочный мир этого театра.

В театре два самостоятельных коллектива – Юрия Куклачева и Дмитрия Куклачева. они работают в театре попеременно, поэтому, несмотря на многочисленные гастроли, театр практически всегда открыт для публики. Если уезжает Юрий Дмитриевич, то Дмитрий Юрьевич остается в театре и продолжает радовать московскую публику.

Вы, как и Ваш отец, являетесь замечательным кошачьим психологом. Какие необычные способности Вы обнаруживали у своих кошек?

– Кошки, я считаю, существа неизученные, хотя написано много книг про поведение этих животных, про их жизнь. Но! Я считаю, что кошка изучена процентов на десять. А вот еще 90 процентов – это та черная дыра, которая просто учеными игнорируется.

Могу привести пример: была история, когда в Японии кошки спасли нас от землетрясения.

Перед спектаклем я зашел проведать кошек. Они у нас жили в комнатах – в каждой по несколько животных. Захожу и вижу, что кошки начинают себя как-то неадекватно вести: кто-то начинает кричать, кто-то волноваться, а за такое время до спектакля обычно они все спокойные. Я в другую комнату – то же самое. Я - к переводчику. Сообщаю ему, что срочно нужен ветеринар. И когда я описал ему ситуацию, он сказал: «Срочно все выходите на улицу!» Не объясняя причин. Мы похватали кошек – кого в переноску, кого взяли на руки - и выскочили на улицу.

Стоим, проезжая часть рядом, едут японцы, смотрят на нас. А мы с кошками на руках, на плечах и в переносках. Так и стояли, как белые вороны, минут десять. Я спрашиваю у переводчика: «Что случилось-то?» Он отвечает, что сейчас должно произойти землетрясение, а животные хорошо это чувствуют. Если в течение получаса ничего не произойдет, вернемся в помещение. И только мы решили вернуться назад, произошло четыре сильнейших подземных толчка. Здания не были разрушены, они все сейсмически устойчивые. Но внутри практически вся мебель и часть стен были поломаны. Если бы мы все остались в этом помещении, то увечья получили бы точно. Вот такая история, связанная с кошками, спасшими наши жизни.

И как объяснить эту способность кошки чувствовать? Я считаю, это необъяснимые вещи, причем ни у одной, ни у двух особей – все кошки обладают этими сверхъестественными способностями.

Что интересно, хотя спектакль перенесли, никто из тысяч пришедших зрителей не сдал билет. Все они пришли потом.

О представителях семейства кошачьих сложилось немало вымыслов и стереотипов. Какой из них кажется Вам наиболее абсурдным?

– Наверное, самый нелюбимый стереотип – это черная кошка. Якобы она предвестник зла, каких-то катаклизмов, катастроф или еще чего-то. Это очень неправильный тезис. Предполагаю, что черная кошка – животное, обладающее сильнейшим энергетическим запасом. Возможно, это связано с ее расцветкой. Это еще и очень сильный лекарь – головную боль вылечивает моментально.

Черный кот другой – может быть, поэтому с ним связаны, скажем так, нехорошие предзнаменования. К черным котам такое непонятное отношение потому, что они всем отличаются от других животных – от белых, от серых, от трехцветных. В том числе и по характеру. Но мне черная кошка всегда приносит удачу.

Кошка, согласно сложившемуся мнению, «гуляет сама по себе». Скажите, как удается приучить этих независимых животных к сцене? Как раскрыть талант?

– Часто спрашивают: «А как вы общаетесь с кошками»? Прежде всего, не мы общаемся с кошками, а кошки общаются с нами. Кошки не делают то, чего хотим мы, кошки делают то, что хотят они. А наша задача на сцене – быть вместе с кошкой и в то же время на втором плане. И самое главное, чтобы животное выступало с удовольствием, чтобы сцена была для него родным домом. Чтобы оно выходило сюда с высоко поднятым хвостом.

Кошка-артист – это совершенно другая кошка, чем та, которая живет в доме. Сцена для нее имеет то же значение, что и для человека, а ведь не каждый может выступать на сцене. Все-таки «четвертая стена», о которой говорил Константин Сергеевич Станиславский, существует. Она невидимая, но она есть. Ее нельзя не замечать, потому что пустой зал – это одно состояние, а когда он наполнен – абсолютно другое. Зрители сами создают эту «четвертую стену». Чтобы выйти в это пространство, нужно обладать довольно большой силой воли, переступить через себя. Поэтому прежде чем кошка выйдет на сцену, несколько месяцев мы ее носим на руках, зрители с ней общаются, гладят, мы с ней ходим по фойе. Если кошка один раз испугалась, то ее практически невозможно вытащить на сцену – она все время будет убегать.

Почему кошки перед тем, как дать себя погладить, непременно обнюхивают руку? Это ритуал?

– Кошка знакомится с рукой, а рука – это прежде всего запахи. Кошки чувствуют их чуть ли не на километр вокруг. Когда вы подносите руку, кошка как сканером моментально определяет – кто вы, что вы, где вы, что вы ели, пили и чем вы занимались на протяжении нескольких дней. Кошка может не просто этот запах идентифицировать, а еще и разложить на несколько тысяч составляющих.

Поэтому, знакомясь с нами, животные легко определяют, что вы из себя представляете.

Из сотрудников театра практически никто не курит, потому что кошки очень этого не любят, никто не выпивает, то есть у нас в коллективе «сухой закон». Запах спиртного для кошек – стресс. Они очень остро чувствуют запах алкоголя. Если человек, выпивший пиво, сидит на втором или третьем ряду, то животные, бывает, останавливаются и не работают, смотрят, кто же из людей там хулиганит.

Как вы относитесь к своим четвероногим артистам?

– Многие заводчики относятся к своим кошкам, если так можно выразиться, правильно. Но, к сожалению, есть огромное количество заводчиков, которые относятся к кошке, как к «мясу». Она родит положенных 30 или 40 котят – и в сторону. Для других – предмет обожания – вот у моей кошки столько-то САС, столько-то CACIB. Но при этом кошка все рано остается кошкой. Эти титулы больше нужны человеку, чем ей.

Многие пенсионеры, допустим, заводят себе кошку, которая становится для них членом семьи, они с ней разговаривают, она их понимает. Знакомые из Тимирязевской академии, которые преподают фелинологию, знают «от и до» все выставочные критерии: какой должен быть хвост, какой длины лапы, уши и все остальное. С ними спорить практически бесполезно, потому что у них уже есть свой взгляд.

Здесь своя ветвь общения с кошками. Но это тоже хорошо, это говорит о многогранности животного – каждый в кошке видит что-то свое, близкое ему.

Для меня кошка – прежде всего партнер. Я не отношусь к ней как к мебели. Меня часто спрашивают, например: «Почему моя кошка писает куда не надо»? Прежде всего нужно задать вопрос себе: а что я сделал для кошки, чтобы понять ее? Я веду специальные дневники для каждого животного. Сюда записываются настроение кошки, ее победы, что она умеет. Таким образом легко можно проанализировать ее становление, проследить, как кошка стала артистом.

Многие психологи и зоопсихологи говорят, что я неправильно поступаю, ассоциируя животное с человеком. Но еще ни разу это чувство меня не подводило. Можно понять, «who is who», проводя ассоциации с человеческим характером. Одни говорят, что это неправильно, что кошка – это кошка и не нужно приписывать ей человеческое мышление. Сколько людей, столько и мнений.

Есть любители кошек, а есть те, кто кошек не любит. Я говорю так: вы не можете не любить кошку, вы просто еще не встретили свою.

Дата публикации: 22 мая 2009
Журнал «Живой Взгляд»